Как сдать кровь в Волгодонске?

Кровные узы

«Aut Caesar, aut nihil!» («Или Цезарь, или ничто!»)
(римская поговорка)




«Донор [< лат. donare дарить, жертвовать] – человек, дающий свою кровь для переливания с лечебной целью…». В это определение Словаря иностранных слов мой собеседник, начальник Волгодонского филиала государственного бюджетного учреждения Ростовской области «Станция переливания крови» Владимир Леонидович Криволапов сразу вносит уточнение: «Не с лечебной целью, а с целью спасения жизни при отсутствии любых других способов, — так будет точнее». Точность, внимательность, аккуратность – вот лишь немногие основные профессиональные требования, предъявляемые к работникам этого «широко известного в узких кругах» городского медицинского учреждения.
Волгодонская станция переливания крови (СПК) была основана 16 ноября 1983 года. В течение первых четырех лет своей истории она существовала параллельно с отделением переливания крови, затем эти два медучреждения были объединены в одно. Тенденция к сокращению «лишних» медицинских организаций, прокатившаяся по стране и области в конце 90-х – начале «нулевых», коснулась и службы крови. В результате слияния и укрупнения из почти трех десятков отделений и станций переливания к сегодняшнему дню осталось 12 – по шесть тех и других. В 2005-ом Волгодонская СПК перешла в областное подчинение, став Волгодонским филиалом Ростовской станции переливания крови. Ближайшие коллеги наших гематологов находятся в Морозовске, но там «сельская» специфика. Наша же станция является головной, обеспечивая, помимо других лечебно-профилактических учреждений Востока области, «куст» численностью более 400 тысяч человек. За компонентами крови к нам приезжают из Обливской, Песчанокопской, Константиновской станиц и даже из Котельниково соседней Волгоградской области.
Но «история с географией» не самая любимая тема у моего собеседника. Гораздо охотнее он рассказывает о своем «золотом фонде» — людях, работающих на станции. «Любимая присказка некоторых начальников, — незаменимых, мол, нет, — это не про них. У нас незаменим каждый первый», — с гордостью говорит Владимир Леонидович. И для этого есть все основания. На станции работают 20 человек, трое из которых трудятся с момента её основания, остальные же пришли в середине 80-х. С той поры коллектив практически не менялся. Зарплата небольшая, можно даже сказать, — символическая для такой работы, поэтому все, кроме начальника, сегодня женщины пенсионного возраста. На молодое пополнение здесь не рассчитывают: в условиях каждодневного «конвейера» ждать два года, необходимых для подготовки операционной медсестры, или 2-3 месяца для подготовки санитарки, просто невозможно. Нынешний персонал накопил большой, а во многом — просто уникальный опыт работы. Так, первоначально пришедшийся на восточные районы удар эпидемии крымской гемморагической лихорадки (КГЛ), передающейся через укусы клещей, последние десять лет успешно отражается исключительно благодаря продукции Волгодонской СПК. «Вот почему наших сотрудников можно назвать настоящими патриотами!», — улыбается мой собеседник.
«Лихие 90-е» «выбили» из сферы здравоохранения не только целое поколение медиков, но и целое поколение доноров. Последние «советские» доноры (в основном рабоче-крестьянского происхождения) приходили «исполнить свой гражданский долг» в начале 90-х, а затем поток желающих резко обмелел: приходили в основном из-за денег «на прокорм», но быстро выяснилось, что 140 рублей на два месяца – это не заработок. Ситуация стала меняться примерно шесть лет назад, после активной и кропотливой работы коллектива СПК с молодёжью. Появились молодые доноры, радикально отличающиеся от своих предшественников. Это в основном служащие, которые не просто приходят «сдать», а выстраивают собственную мотивацию. Рассуждают современные молодые доноры примерно так: «Государство даёт мне возможность получить звание «Почётный донор». Для этого мне нужно 40 раз сдать кровь или 60 раз сдать плазму. Минимальная пауза между сдачами – два месяца. Таким образом, для достижения моей цели мне потребуется от 7 до 10 лет. Всё это время у меня должно быть хорошее здоровье, поэтому отныне я веду здоровый образ жизни: не пью, не курю, по мере возможности занимаюсь физкультурой или спортом, использую только здоровые продукты питания. Это необходимо для достижения моей цели». И таких молодых людей становится всё больше. Быть донором на протяжении долгих лет, а не по принципу «сдал – забыл», становится престижно. Подтверждением тому – группа «Молодые доноры Волгодонска» в социальной сети «ВКонтакте», которых уже несколько десятков человек.
Но есть и определённые «подводные камни»: как говорится, если бы молодость знала, если бы старость могла.… Не так давно увлечённые собственным лозунгом: «Сдай кровь – спаси жизнь!» молодые доноры вычитали во «всемирной паутине», что третий четверг сентября (в этом году – 20-ое число) объявлен «Всемирным Днём молодого донора». Ни с кем не посоветовавшись, они организовали «паломничество» на СПК. Специалистам станции пришлось терпеливо объяснять нежданным гостям, что, во-первых, столько крови в данный момент не нужно, потому что станция переливания крови – предприятие с равномерным графиком работы, а, во-вторых, официальный Всемирный День донора отмечается каждый год в один и тот же день – 14 июня. Ребята долго не могли понять, почему их «патриотический порыв» пытаются остановить…
«Штурмовщина, «тотальная мобилизация», — не наш стиль. Тот, кто думает, что поможет нам, расклеивая на всех углах листовки «Сдай кровь – спаси жизнь!» и зазывая всех желающих, в корне ошибается. Мы десятилетиями работаем с теми донорами, которые понимают специфику нашей работы, когда важно не количество крови, а её качественные характеристики и своевременность сдачи. «Одноразовые» доноры для нас совершенно неприемлемы. Нужно чётко понимать, что сдача крови должна быть делом всей жизни, в противном случае лучше и не начинать», — говорит Владимир Леонидович.
Станция переливания крови в чём-то похожа на нефтедобывающую отрасль в миниатюре – здесь в одном месте производится и «добыча», и переработка, и хранение жизненно важной продукции. Интересная деталь: если срок хранения самой крови (при температуре +4°С) составляет 40-50 суток, то срок хранения её компонентов варьируется, в зависимости от температурного режима, от нескольких часов до нескольких лет. Главный критерий – вирусобезопасность. В ситуации, когда речь идёт о человеческой жизни, принцип «сойдёт и так» неуместен, – лучше перестраховаться, при малейшем сомнении уничтожив сомнительный компонент. Все перемещения крови, плазмы и их составляющих (R-массы, эритроцитов, тромбоцитов), начиная от получения и до конечного использования, фиксируются на бумаге, подтверждаются многочисленными подписями, так что «закон сохранения объёма» здесь никогда не нарушается, — количество взятого и выданного всегда совпадает с точностью до трёх знаков после запятой. «Хочешь жить – будешь с математикой дружить!», — шутит Владимир Леонидович.
Прощаясь, мой собеседник раскрывает ещё одну профессиональную «тайну». Оказывается, донор и реципиент в буквальном смысле связаны «кровными узами». Дело в том, что параметров соответствия крови не два (группа и резус-фактор), а гораздо больше. И часто случается так, что реципиенту может подойти кровь только одного из числящихся в картотеке доноров, порой одного на многие тысячи. Такие уникальные доноры берутся на специальный учёт, — ведь ждать помощь в экстренной ситуации реципиенты могут только от них. Связывают людей такие «кровные узы» на всю жизнь: случись что — ты «или цезарь, или никто», как говорили древние римляне…
Адрес Волгодонской СПК: ул. М. Кошевого, д. 23, тел.: 23-14-92. Пригодность донора определяется на месте после личной конфедициальной беседы с врачом.

Виктор Еженков специально для газеты «Волгодонск Times» .
Понравился пост? Поделись с друзьями:

7 комментариев

avatar
  • arina
  • 0
Сколько раз не пыталась сдать кровь — не берут, побеседуют, померят давление и заварачивают, видимо мои 110 на 70 отпугивают, а мама моя была «Почетный донор СССР». И в Волгодонске видимо нет в операционых аппаратов для реинфузии, когда после операции больному вливают его же кровь, почему и актуально донорство.
avatar
  • victor
  • 0
Уважаемая arina, видимо, возможность донорства не передается по наследству Не расстраивайтесь, я тоже не смог подойти по критериям медиков в качестве донора. Может, и хорошо в чем-то — уж очень тяготит ответственность быть, как пионер, «всегда готов!»
avatar
  • partorg
  • 0
Я в картотеке.
avatar
Я тоже
avatar
  • arina
  • 0
80 % доноров — мужчины. Вот только не могу разобраться, то ли и здесь мужчины главенствуют, как обычно они стараются это делать по жизни, то ли наоборот — их бедных и здесь «доят», как обычно это делают с ними женщины
avatar
  • victor
  • 0
Насчет процентного соотношения мужчин-доноров и женщин-доноров ничего сказать не могу, у своего визави я об этом не спрашивал. То же самое и про льготы донорам — не за льготы люди годами и десятилетиями кровь сдают. Но если Ваша цифра верна, то, скорее всего, потому, что мужчины более обязательны в долговременном плане, и менее впечатлительны. У женщины обязательно найдется какое-нибудь «важное дело», которое помешает ей по вызову посетить СПК. С мужчинами в этом смысле проще: надо, значит, сделаю. Но это моё личное, субъективное мнение.
avatar
  • ronny
  • 0
… женщины и так теряют много крови естественным путем…

Оставить комментарий